Mairi (maireach) wrote,
Mairi
maireach

Categories:
  • Mood:

Ad mortem festinamus

(перевод заголовка: К смерти поспешаем)
На самом деле о чём-то подобном я уже писала, как мне кажется. По крайней мере задумка такая точно была.
Писать я буду о смерти и отношении к ней в разное время. Частично тема поднималась в записи о дарвиновском отборе, об отношении к детской смерти. Тут я бы хотела рассмотреть отношение к смерти в целом.
Тема , безусловно, неподъёмная, так как смерть занимает совершенно особое место в культуре, и так или иначе эту проблему затрагивали все учёные-этнографы. Страх смерти определяет многие поступки в жизни - желание что-то успеть, размышления о том, что же будет в загробной жизни - эти мысли занимали людей на протяжении многих веков, занимают и сейчас. Но, по моим наблюдениям, отношение к смерти у современного человека отличается от такового у людей прошлых эпох.



Инспирировала меня на всё это средневековая музыка. Началось всё с горячо любимого мною Люка Арбогаста, и песни Le roi a fait battre tambour, прекрасно им исполненной.

http://www.youtube.com/watch?v=9J7KRfD1FF0&feature=relmfu

Песня, как выяснилось, не средневековая, а очень даже барочная. Для тех, кто не владеет французским - король захотел себе жену маркиза, и маркиз не смог ему отказать, хотя очень страдал. Королева надулась и убила маркизу. Занавес, все плачут.
Но не только Люк исполняет эту песню, а ещё и очень своеобразные ребята Le Poème Harmonique. Посмотрела я их репертуар, и прямо прониклась! В каждой песне кто-то умирает. Белая лань вообще отличная песня - девочку феи заколдовали, и она днём человек, ночью - белая лань. Ну и весь замок на неё охотится, поймали, брат родной нарезает её на куски, и спрашивает - а где ж моя милая сестра? И ему, видимо, мясо отвечает - голова моя на золотом блюде, а сердце моё жарится на шпажках над углями. Отлично, в общем-то , поужинали семьёй.
И такого в средневековье - немерено. С одной стороны, в песнях показан трагизм ситуации, скорбь по умершему, с другой стороны - понимаешь, что смерть в то время была делом повседневным. И, несмотря на весь пафос куртуазной литературы и такого вот фольклора, я думаю, описанные случаи, когда герои умирают просто так, от несложившейся жизни, ( как в Le roi Renaud), были редки. Раньше доживали хорошо если до 40, а то и вовсе до 30. Умирали часто и много, на войне, от эпидемий, просто от болезней - близкие конечно переживали, но в целом отношение к смерти было как к неизбежной части жизни.
В нашем современном мире всё совсем не так. Медицина сделала колоссальный шаг вперёд, и теперь можно реально дожить до 70, по-крайней мере в Европах, а то и до 80. Материнская и младенческая смертность уменьшились в разы по сравнению даже с началом 20 века. Смерть просто ушла из жизни людей. Ну не ушла конечно, но как-то заметно отодвинулась на задний план, стала чем-то из ряда вон выходящим. Нас уже не косят эпидемии, пневмонии вылечиваются, реанимационное оборудование есть. Благодаря тому, что есть столько медицинского оборудования, навыков, препаратов, спасают пусть не всех, но катастрофически многих. Вытягивают младенцев недошенных 0,5 кг весом, бросают на это все ресурсы (которых в нашей стране не сказать что очень много), сшивают людей по кускам после аварий - и хорошо, если человек потом восстанавливается, а не лежит овощем. У людей появилась вера во всемогущество медиков, и теперь, если человека не спасли, неважно, что он уже был не жилец - всё, врачи-убийцы-палачи.
Я могу заблуждаться, но предполагаю, что страх среднестатистического человека перед смертью возрос. И боится человек не своей смерти, а смерти вообще. Мы живём в несколько рафинированном мире, где трупы показывают только по телевидению, а благодаря развитию медицины существует установка у рядового гражданина "вытянут. спасут. обязаны вытянуть".
Здесь стоит отметить, что моё личное отношение к смерти весьма прозаично. Кроется это в глубоком детстве, в том факте, что мама моя работала ( и работает) врачом, и за ужином, обсуждая прошедший день, я часто слышала о чьей-то смерти. Более того, я сама проводила много времени в больнице, дожидаясь конца рабочего дня у мамы, и видела всех этих дряхлых стариков, позабытых своими детьми и внуками, и знала, что периодически они умирают. Поэтому смерть меня не трогала - я знала, что это естественный ход вещей. Меня до сих пор не трогают сообщения о трагической гибели сотен и тысяч людей, вроде трагедии в Крымске или на Булгарии - слишком для меня это привычно, ещё из детства. Задевают, пожалуй, только ранние и несвоевременные смерти - были и такие в отделении, когда молодые люди, которым нет ещё и 30, сгорали на глазах - было ощущение несправедливости какой-то, наверное. Но здесь, вероятно, сыграл свою роль фактор борьбы за эту жизнь. Меня оставили равнодушной сообщения о смерти двух одноклассников через год после выпуска - я вообще не понимаю, как можно стенать и убиваться по чужим, в общем-то, людям.
На самом деле есть вещи пострашнее самой смерти - это страдания и безысходность. Мне довелось столкнуться с этим, когда знакомые попросили отвезти документы в центр Бурденко - там, как я понимаю, онкология в основном. Мне пришлось провести в очереди несколько часов,и это были одни из самых тяжелых часов в моей жизни. "Ожидание смерти хуже самой смерти" не помню, кто сказал, но золотые слова. Сидеть в этих тесных зеленых коридорчиках, окруженный печальными людьми, которые стискивают в руках пачки бумаг. Такая бездна отчаяния в их глазах - и ведь далеко не все, как я поняла, болеют сами - некоторые пришли с документами родственников. Время от времени кто-то начинает всхлипывать, потом рыдать. И утешать бесполезно. Страх висит везде в этих стенах, он липкой паутиной опутывает всех. Эти разговоры всё об одном. Мне кажется, я побывала в самом страшном месте на земле. Приехав домой, я долго стояла под душем, стараясь смыть с себя эту липкую паутину, выстирала всю одежду - настолько сильное это ощущение. Недавно на меня нахлынули эти воспоминания, и я долго не могла от них избавиться  - слишком сильное потрясение. И я искренне восхищаюсь людьми, способными работать в паллиативной медицине - даже я со своим цинизмом , мне кажется, сошла бы с ума от такого количества горя и скорби.
Думается, что раньше люди умели эффективнее справляться с такими ситуациями. Отчасти от того, что было меньше надежды на спасение, а также от того, что в принципе каждого окружало больше смертей. С утратой культуры смерти мы утратили и культуру жизни, как это не прискорбно. Нет света без тени, и чтобы узнать, что такое радость, надо знать, что такое печаль.



Tags: жисть, медицина, философия, цинизьм
Subscribe

  • Farewell to us

    Вот и пролетели незаметно три года аспирантуры. За окном разлетаются листья, а в моей жизни разлетаются друзья, и каждого ветер перемен несёт куда-то…

  • Планетарий

    Как и обещано, пишу здесь отчёт о походе в планетарий Во-первых, это не было моим первым посещением планетария, так как прежде я уже успела там…

  • I will survive

    Ужасно тяжело последнее время. Решение каждой возникающей проблемы даётся с огромным трудом - приходится преодолевать колоссальную инерцию и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments